Кто отвечает за ДТП собственник или водитель

Владелец или собственник: кто ответит за ДТП

Владелец или собственник: кто ответит за ДТП

В Подмосковье столкнулись автомобили "Ситроен" и ВАЗ-2110. Виноват оказался водитель "десятки" Сергей Курагин, который ехал задним ходом. Автомобиль принадлежал его жене, Елене Курагиной*. Ее супруг не был вписан в ОСАГО и не имел водительских прав.

Владельцы "Ситроена", ООО «Агропродукт», обратились в суд. Они потребовали взыскать с ответчиков, владелицы машины и ее мужа, солидарно более 100 000 руб. на ремонт и судрасходы.

Две инстанции удовлетворили иск частично. Сергиево-Посадский городской суд Московской области (дело № 2-4196/2018) и Московский областной суд решили, что деньги должен выплатить только водитель автомобиля — ведь именно он и виноват в аварии. Заявитель оспорил такие выводы в Верховный суд. Представители "Агропродукта" настаивали, что ущерб надо взыскать и с собственника машины, виновной в ДТП.

ВС: отдать ключи не значит снять ответственность

Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Вячеслава Горшкова признала, что судебные акты нижестоящих судов приняты с нарушениями норм права. В определении по делу (дело № 4-КГ20-11) ВС указал, что по ст. 201 ГК (Срок исковой давности при перемене лиц в обязательстве) собственник несет бремя содержания своего имущества. А по п.1 ст. 1079 ГК (Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих) те, кто связан с опасной деятельностью, должны возмещать вред, если источник опасности причинил ущерб. Кроме случаев, когда речь идет о непреодолимой силе или умысле потерпевшего. Возмещает ущерб владелец "опасного" имущества — в рассматриваемом случае, автомобиля.

ВС подчеркнул: то, что Курагин получил документы на машину и ключи от нее, еще не приравнивает его к владельцу авто — это только подтверждает, что собственник хотел передать имущество ему в пользование.

Это также не говорит о том, что права на владение машиной были переданы, и не освобождает собственника от обязанности возместить вред, если авария случилась по вине водителя.

ВС указывает, что перечень оснований владения автомобилем из ст. 1079 ГК не исчерпывающий. "Но любое из таких оснований требует соответствующего юридического оформления — заключение договора, выдача доверенности на право управления транспортным средством, внесение в страховой полис лица, допущенного к управлению транспортным средством, и т.п.", — напомнили члены коллегии ВС.

Если Курагина действительно передавала супругу право владения автомобилем, именно она должна была это доказать, отметили в коллегии и признали, что владелицу ВАЗа освободили от ответственности неправомерно. Дело направили на новое рассмотрение в апелляцию — Мособлсуд (на момент написания материала не рассмотрено).

Эксперты: "Собственник тоже может рассчитаться за аварию"

Ущерб в подобной ситуации помимо виновника может компенсировать собственник автомобиля, подтверждает адвокат Аким Ложковой, Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × : "Этим определением Верховный суд делает очень важный вывод, направляя дело на новое рассмотрение — нижестоящий суд не выяснил вопрос перехода прав владения автомобилем".

В целом же, какую именно конструкцию выбрать — «ущерб компенсируется виновником ДТП», «ущерб компенсируется собственником ТС» или «ущерб компенсируется и виновником ДТП и собственником ТС», зависит конкретно от установления отдельных обстоятельств, напоминает Ложковой. В частности, имеет значение, как собственник авто передает его в пользование и управление другому лицу:

— Заключен ли какой-то договор или соглашение о использовании транспортом и рисках как гибели автомобиля, так и ущербе от ДТП;

— Застрахована ли ответственность того, которому передается ТС;

— Выписывается ли доверенность (её наличие не обязательно, но доверенность может служить доказательством при распределении бремени компенсации ущерба).

Важно также, как собственник передал автомобиль — по доброй воле или, например, речь идет об угоне.

Хозяин машины — ни при чем

Верховный суд разъяснил, что собственник автомобиля не отвечает за того, кто сидел за рулем

Важное решение для многих, попавших в дорожно-транспортное происшествие, приняла коллегия по гражданским делам Верховного суда. Материальные претензии после ДТП необходимо предъявлять только тому, кто был за рулем. Конечно, если доказано, что по его вине произошла авария.

Надо сказать, что довольно часто пострадавшие в ДТП пытаются взыскать причиненный ущерб не с виновника аварии, а с собственника транспортного средства. Однако, как поясняет Верховный суд, это незаконно. Водитель может совершить аварию и скрыться с места происшествия на автомобиле или без него.

Однако это не означает, что отвечать за его поступки должен собственник автомобиля, который передал машину по доверенности.

Собственник машины несет ответственность только за нарушения, которые выявлены камерами фотовидеофиксации, работающими в автоматическом режиме, если не сможет доказать, что не он управлял автомобилем. Но это единственное исключение из правил.

Итак, некий Борисов В.М. сбил пешехода, переходившего дорогу, некоего Пилюгина А.Н. От полученных в результате наезда травм Пилюгин позднее скончался в больнице. Страховая компания по ОСАГО выплатила родственникам погибшего расходы на погребение в размере 25 тысяч рублей.

Родственники погибшего обратились в суд, чтобы возместить полностью расходы на погребение, а также моральный ущерб — всего почти 120 тысяч рублей. Но подали иск не против Борисова, который управлял автомобилем, а против собственницы этого автомобиля некоей Клепиковой М.С. В качестве третьего лица была привлечена страховая компания, которая выплатила родственникам лишь 25 тысяч.

Советский райсуд Орла отклонил этот иск на том справедливом основании, что возмещать ущерб должен тот, кто его причинил. Однако истцы оказались упорными. Они, по непонятной причине, отказались изменить ответчика по иску и подали апелляцию в орловский областной суд. Там их требования удовлетворили и потребовали от собственницы автомобиля частично компенсировать причиненный ущерб.

Однако собственница — Клепикова — не согласилась с таким решением и обжаловала его уже в Верховном суде России.

Родственники погибшего в ДТП должны получить 475 тысяч рублей от страховщика виновника аварии

Проверив материалы дела, коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что водитель — Борисов — управлял автомобилем на законных основаниях. Ключи и документы Клепикова передала ему добровольно. Кроме того, он был вписан в полис ОСАГО.

Согласно правилам дорожного движения водитель не обязан при себе иметь доверенность от собственника. Право владения подтверждает полис ОСАГО, в который этот водитель вписан.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса обязанность возмещения вреда возлагается на гражданское лицо, владеющее источником повышенной опасности, на праве собственности, праве оперативного управления или иных законных основаниях. То есть отвечать за ДТП должен тот, кто находился за рулем в момент совершения аварии.

Поэтому Верховный суд отменил решение апелляционной инстанции и посчитал законным и справедливым решение суда первой инстанции.

Примечательно, что в истории, которую сейчас рассматривал Верховный суд, родственники погибшего по закону об ОСАГО могут рассчитывать на компенсацию в размере 475 тысяч рублей от страховщика виновника ДТП. Плюс 25 тысяч — это действительно установленные законом расходы на погребение.

Если бы родственники погибшего привлекли страховую компанию не в качестве третьего лица, а в качестве соответчика, то они могли бы рассчитывать на получение всей этой суммы, которая почти в три раза превышает заявленный ими ущерб. В итоге они получили только затраты на судебные издержки.

Читайте также  Какой номер набирать при ДТП

Теперь, чтобы получить всю необходимую компенсацию, родственникам погибшего вновь необходимо подать в суд. Но уже на непосредственного виновника аварии — причинителя вреда. А страховую компанию привлечь к делу в качестве соответчика. Также необходимо попросить суд установить, кто должен выплачивать компенсацию.

Кто несет ответственность за вред в ДТП – водитель или собственник автомобиля?

В настоящее время широко распространена ситуация, когда на дорогах общего пользования транспортным средством управляет лицо, не являющееся его собственником.

Свобода распоряжения движимым имуществом по своему усмотрению предполагает право собственника передавать автомобиль в пользование третьим лицам. Это могут быть:

члены семьи собственника;
его друзья;
лица, состоящие с ним в трудовых отношениях или оказывающие услуги на денежной основе.
Если транспортное средство, управляемое не собственником, попадает в ДТП, то возникает вопрос: кто должен нести ответственность за ущерб, причиненный третьим лицам?

Кто по закону отвечает за причиненный в результате ДПТ вред?
Действующее законодательство РФ обязывает возместить вред, причиненный в результате ДТП, того гражданина, который владеет автомобилем на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (ст. 1079 ГК РФ).

То есть ответственность за причиненный источником повышенной опасности (автомобилем) вред несет его собственник, если не докажет, что право владения этим источником в установленном законом порядке было передано иному лицу.

Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.2010 года «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», лицо, которое владеет источником повышенной опасности, в том числе по доверенности на право управления транспортным средством, обязано возместить вред, причиненный этим источником повышенной опасности.

Однако Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 ноября 2012 года № 1156 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» был исключен абзац о том, что водитель должен иметь при себе письменную доверенность на право владения, или пользования, или распоряжения транспортным средством.

В настоящее время для подтверждения своего права на управление автомобилем гражданину, который находится за рулем ТС, достаточно иметь при себе:

водительское удостоверение;
свидетельство о регистрации автомобиля;
полис ОСАГО без ограничения круга лиц, допущенных к управлению данным ТС, либо с ограничением, но в котором данный водитель вписан.

Что будет, если нет страховки?
Рассмотрим ситуацию: в результате ДТП автомобилем, водитель и собственник которого не застраховали свою ответственность в соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», был причинен вред имуществу третьих лиц.

Поскольку отсутствие полиса ОСАГО свидетельствует о том, что у водителя нет законных оснований на управление данным автомобилем, то и требование о возмещение ущерба необходимо предъявлять к собственнику транспортного средства.

Собственник, передав машину во временное пользование водителю, должен был понимать и предвидеть, что на дороге вероятно возникновение транспортного происшествия, в результате которого водитель, допущенный до управления его автомобилем, своими действиями может причинить ущерб третьим лицам (статья 10 ГК РФ).

Что будет, если страховки для покрытия ущерба недостаточно?

Рассмотрим пример, в котором водитель, управляя чужим автомобилем, в результате ДТП причинил вред имуществу третьих лиц, но для полного возмещения ущерба недостаточно суммы страхового возмещения в размере 400 000 руб., предусмотренной ст. 7 Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» от 25.04.2002 года № 40-ФЗ.

Требование о возмещении ущерба предъявляется к водителю как лицу, которое управляло автомобилем на законных основаниях, в двух случаях:

водитель вписан в полис ОСАГО,
полис выписан без ограничения круга лиц, допущенных к управлению.

Если у водителя не было законных оснований на управление транспортным средством, о чем свидетельствует отсутствие у него полиса ОСАГО, то требование о возмещении ущерба необходимо предъявлять к собственнику автомобиля как законному владельцу источника повышенной опасности.

Особое внимание необходимо обратить на то обстоятельство, что сумма причиненного ущерба в части требований к страховой компании рассчитывается согласно Положению Банка России от 19 сентября 2014 года № 432-П «О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства».

Сумма причиненного ущерба в части требований к физическому лицу рассчитывается по рыночным ценам без учета износа заменяемых деталей.

По указанию Конституционного Суда Российской Федерации (Постановление от 10 марта 2017 года № 6-П), возмещение убытков в полном размере означает, что потерпевший должен оказаться в том же положении, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено. Т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства.

Таким образом, правильное определение лица, ответственного за причинение ущерба автомобилю, позволит потерпевшему своевременно и с наименьшими издержками восстановить свое нарушенное право. Водителям же рекомендуем вовремя осуществлять мероприятия по страхованию своей автогражданской ответственности и не допускать к управлению своим транспортным средством лиц, не имеющих на это законного права, чтобы избежать в будущем финансовых потерь.
Адвокат Николай Гавель

«Незаконный» водитель и законный владелец ТС совместно отвечают за вред в ДТП

Вакина Ольга

5 августа 2019 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение по делу № 82-КГ19-1, которым отменила судебные акты первой и второй инстанций и направила дело на новое рассмотрение.

Отмечу, что ВС РФ объективно подошел к рассмотрению спора о возмещении вреда в ДТП, изучив все обстоятельства дела. На мой взгляд, выраженная позиция интересна также тем, что в ГК РФ отсутствует прямое указание на то, что добровольная, в нарушение закона, передача законным владельцем его транспортного средства иному лицу является противоправным выбытием ТС из законного владения по вине законного владельца.

Напомню, что дело было возбуждено по факту ДТП, в котором погибли два человека – водитель и пассажир автомобиля «Шевроле Круз», столкнувшегося с автомобилем «Мерседес Бенц Е200», выехавшим на встречную полосу.

Родственники погибших обратились в суд с исками о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда к водителю, пассажиру и собственнику автомобиля «Мерседес». Впоследствии истцы уточнили требования о взыскании солидарно с водителя, законного владельца и собственника машины морального вреда и расходов на погребение погибших.

Суды первой и второй инстанций частично удовлетворили исковые требования, взыскав компенсацию и расходы только с пассажира «Мерседеса» – законного владельца автомобиля. Они обосновали это тем, что на момент аварии он являлся единственным законным владельцем ТС, поскольку был допущен собственником к управлению согласно полису ОСАГО.

Водитель, находившийся за рулем «Мерседеса», управлял машиной без законных оснований: на момент ДТП был лишен прав, находился в состоянии алкогольного опьянения и не был указан в полисе ОСАГО в качестве допущенного к управлению ТС лица.

В своем определении ВС указал суду первой инстанции на обстоятельства, которые необходимо установить при рассмотрении спора по существу. В частности, были ли основания для взыскания компенсации и расходов как с пассажира «Мерседеса», так и с водителя в долевом порядке – в зависимости от степени вины? Можно ли констатировать обстоятельства, свидетельствующие о противоправном завладении машиной водителем, а также о виновном поведении владельца автомобиля, передавшего полномочия по его управлению лицу в состоянии алкогольного опьянения и не имеющему права на управление ТС?

Читайте также  Что делать, если виновник ДТП отказывается возмещать ущерб?

Такая позиция высшей судебной инстанции представляется обоснованной. Кроме того, ранее ВС РФ уже выносил аналогичные судебные акты.

ГК РФ предусмотрен круг лиц, которые несут ответственность в случае причинения вреда ТС.

Первую группу «ответственных» (п. 1 ст. 1079 ГК РФ) составляют собственники ТС либо лица, владеющие им на ином законном основании (праве хозяйственного ведения, оперативного управления, аренды, по доверенности, в силу распоряжения соответствующего органа и т.п.).

Доказательством законного владения также служат добровольная передача собственником ключей и документов на ТС, а также указание лица в полисе ОСАГО в качестве допущенного к управлению. Такой позиции придерживается и ВС РФ (Определение от 14 марта 2017 г. № 7-КГ17-2).

Во вторую группу «ответственных» лиц (п. 2 ст. 1079 ГК РФ) входят незаконные водители – лица, противоправно завладевшие ТС (например, угонщики). При этом у законного владельца ТС не должно быть вины в угоне.

Третью группу (п. 2 ст. 1079 ГК) образуют и «незаконные» водители, и законные владельцы. В этом случае предусмотрена долевая ответственность указанных лиц в зависимости от степени вины каждого из них. Вина законного владельца выражается не только в содействии противоправному изъятию ТС из его обладания, но и в том, что он передал полномочия по владению лицу, использование ТС которым противоречит специальным нормам и правилам безопасности, содержащим административные требования по его охране и защите (Определение ВС РФ от 22 ноября 2016 г. № 41-КГ16-37).

В частности, долевая ответственность предусмотрена в случаях, когда законный владелец оставил автомобиль на неохраняемой парковке открытым с ключами в замке зажигания либо передал полномочия по управлению автомобилем лицу, не имеющему соответствующего права и находящемуся в состоянии опьянения.

Таким образом, полагаю, что в рассматриваемом деле ответственность за причинение вреда должны нести водитель и пассажир автомобиля «Мерседес», в зависимости от степени вины каждого при следующих обстоятельствах.

Во-первых, законное владение. Пассажир данного автомобиля будет являться законным владельцем на момент ДТП, если помимо указания его в полисе ОСАГО как лица, допущенного к управлению ТС, будет доказано, что ключи и документы на машину собственник передал ему добровольно. Для этого собственника следует вызвать на судебный процесс для дачи показаний по делу. В определении ВС РФ не упомянуто, были ли переданы ключи и документы добровольно.

Во-вторых, вина законного владельца в выбытии ТС из его владения. Пассажир «Мерседеса», будучи осведомленным о нетрезвом состоянии водителя и о том, что он лишен водительских прав, тем не менее передал ему управление. То есть противоправное выбытие ТС из законного владения пассажира произошло по его вине.

Наконец, водитель «Мерседеса» в нарушение ПДД выехал на встречную полосу, где столкнулся с «Шевроле». Таким образом, он является непосредственным виновником аварии.

Думается, что данное Определение поможет людям, оказавшимся в аналогичной ситуации, подтвердить неправомерность выбытия ТС из законного владения, ссылаясь на позицию ВС РФ.

Кто отвечает за ДТП собственник или водитель

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Водитель транспортного средства (траспортное средство зарегистрировано на юридическое лицо) попадает в ДТП, в результате ДТП, виновником которого является водитель транспортного средства юридического лица, погибает другой водитель (потерпевший в ДТП).
Возможно ли взыскание морального вреда непосредственно с юридического лица?

По общему правилу, сформулированному в п. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, в том числе и моральный, причиненный личности и имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Однако в отдельных случаях ответственными за компенсацию морального вреда могут быть и иные лица. В частности, на основании ст. 1068 ГК РФ вред, причиненный работником юридического или физического лица при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, возмещается этим юридическим или физическим лицом. Такая обязанность может быть возложена также на юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и другое), за вред, причиненный источником повышенной опасности, если они не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 1079 ГК РФ). Кроме этого, владелец источника повышенной опасности*(1) может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично по основаниям, предусмотренным п.п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ. При этом лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых обязанностей на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности, не признается владельцем источника повышенной опасности (ст. 1068 ГК РФ). На такое лицо ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, что будет доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно (п. 2 ст. 1079 ГК РФ). На это обстоятельство обращено внимание в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» (далее — Постановление N 1).
Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии в совокупности следующих условий: наличие морального вреда (как последствия нарушения личных неимущественных прав или иных нематериальных благ); неправомерного поведения (действия или бездействия) причинителя вреда; причинной связи между неправомерным поведением и моральным вредом; вины причинителя вреда. Если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности, то компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины (ст. 1100 ГК РФ).
Системное толкование приведенных норм позволяет сделать вывод о том, что владелец источника повышенной опасности отвечает за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, независимо от вины причинителя вреда в том случае, когда вред причинен третьим лицам (смотрите, например, Определение Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2011 г. N 1501-О-О).
Как мы поняли из вопроса, виновник ДТП является работником юридического лица.
Следовательно, по нашему мнению, в рассматриваемой ситуации моральный вред должен быть взыскан с юридического лица (смотрите, например, Апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 31 мая 2018 г. по делу N 33-8393/2018; Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 02 ноября 2017 г. по делу N 33-44821/2017).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Васильев Александр

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг. Для получения подробной информации об услуге обратитесь к обслуживающему Вас менеджеру.

————————————————————————-
*(1) В п. 19 Постановления N 1 разъяснено, что под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые используют его в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных основаниях (например, по договору аренды, проката, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности).

Читайте также  Что такое журнал учета ДТП и в чем его особенности?

ВСЕГДА ЛИ ПОТЕРПЕВШИЙ ПО ОСАГО ДОЛЖЕН БЫТЬ СОБСТВЕННИКОМ?

Для опровержения этого тезиса представлю Вашему вниманию одно любопытное дело из своей практики.

Начнем с законодательного определения понятия самого «потерпевшего».

Потерпевший согласно ФЗ «Об ОСАГО» (ст.1) – «лицо, жизни, здоровью или имуществу которого был причинен вред при использовании транспортного средства иным лицом, в том числе пешеход, водитель транспортного средства, которым причинен вред, и пассажир транспортного средства — участник дорожно-транспортного происшествия». Как видим, закон не уточняет право, на основании которого имущество должно находиться у лица — для того, чтобы это лицо могло быть признано потерпевшим по смыслу ФЗ «Об ОСАГО».

Были времена на моей памяти, когда потерпевшим в судебной практике признавался и арендатор и лицо, которое собственник на основании генеральной доверенности уполномочивал на управление, отчуждение, получение ущерба и страховых выплат.

Но с некоторых пор после разъяснений Верховного Суда потерпевшим стал признаваться исключительно собственник имущества, которому был причинен вред. Такой вот стереотип сформировался и прочно засел в голову.

Так, в относительно недавнем Постановлении Пленума ВС РФ от 26 декабря 2017 г. N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" подчеркивается, что « право на получение страхового возмещения в связи с повреждением имущества принадлежит потерпевшему — лицу, владеющему имуществом на праве собственности или ином вещном праве. Лица, владеющие имуществом на ином праве (в частности, на основании договора аренды) либо использующие имущество в силу полномочия, основанного на доверенности, самостоятельным правом на страховую выплату в отношении имущества не обладают ( абзац шестой статьи 1 Закона об ОСАГО)».

Тем интереснее оказалось представлять интересы моего доверителя в следующем деле:

Мой клиент являлся собственником Газели, которую использовал для перевозки грузов по заказам клиентов. В один из рейсов, когда на Газели перевозились коробы с инкубаторским яйцом, автомобиль попал в ДТП. Его виновником был водитель другого транспортного средства, ответственность которого была застрахована по договору ОСАГО.

Актом ГИБДД было подтверждено, что в результате ДТП поврежден груз, а именно такое-то количество коробок с яйцом, которые находились в грузовом отсеке Газели. Собственником груза являлась птицефабрика.

Грузоотправителя яиц (птицефабрику) и моего клиента связывал договор об оказании транспортных услуг, по которому перевозчик несет полную ответственность за сохранность груза. Клиент добровольно возместил птицефабрике весь ущерб, причиненный уничтожением груза, на что получил от птицефабрики подтверждающие документы.

Клиент обратился к страховщику виновника ДТП с заявлением о выплате, приложив в том числе товарную накладную и квитанции о возмещении ущерба. В заявлении было указано на то, что к клиенту перешло право требования выплаты страхового возмещения в связи с повреждением груза, поскольку он полностью возместил стоимость груза грузоотправителю (собственнику).

Страховщик отказал в выплате, мотивировав отсутствием у заявителя права собственности на поврежденный груз.

Далее приходится опустить подробности, связанные с обращением к омбудсмену, банкротством самой птицефабрики, правопреемством на стороне истца. Последовало обращение в суд.

В итоге — в удовлетворении исковых требований было отказано. Отказ суда был обоснован тем, что при компенсации клиентом стоимости уничтоженного в результате ДТП груза (инкубаторских яиц) его собственнику (птицефабрике) – у клиента не возникло права собственности или иного вещного права на груз, а если клиент не собственник имущества, то и не может быть назван в качестве потерпевшего по смыслу ФЗ «Об ОСАГО».

После была подана, наверное, самая короткая апелляционная жалоба, увенчавшаяся отменой решения и полным удовлетворением нашего иска.

Вот доводы жалобы:

Истец никогда не утверждал о переходе к нему каких-либо вещных прав на имущество; переход вещных прав в настоящем деле был априори невозможен, поскольку имущество, принадлежавшее птицефабрике (инкубаторское яйцо), было полностью уничтожено; а так как право собственности на имущество прекращается при его гибели/уничтожении (п.1 ст. 235 ГПК РФ), то и право собственности на него не может к кому-либо перейти. У бывшего собственника уничтоженного имущества появляется обязательственное право требования возмещения вреда и иных убытков (ст.ст. 15, 1064 ГК РФ) к виновному лицу/страховщику.

Имущественный вред, причиненный бывшему собственнику уничтоженного имущества, был возмещен третьим лицом, а именно – перевозчиком.

Птицефабрика не может требовать повторного возмещения вреда, причиненного утратой груза, ни с виновного лица, ни со страховой компании (в силу принципа недопустимости неосновательного обогащения).

Возникает вопрос: к кому же перешло обязательственное право требования возмещения вреда к виновному лицу/его страховщику, если не к этому третьему лицу, возместившему вред бывшему собственнику?

Это вытекает из общих принципов гражданского права.

Даже в самом ФЗ «Об ОСАГО» на этот случай предусмотрительно есть норма, которую возможно применить к рассматриваемым правоотношениям. Это п.23 ст. 12 ФЗ «Об ОСАГО»: “ лицо, возместившее потерпевшему вред, причиненный в результате страхового случая, имеет право требования к страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в размере, определенном в соответствии с настоящим Федеральным законом, в пределах выплаченной суммы. Реализация перешедшего права требования осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации с соблюдением положений настоящего Федерального закона, регулирующих отношения между потерпевшим и страховщиком”. То есть. Это лицо приравнивается к потерпевшему.

Аналогичное право возникает у такого «возместившего потерпевшему вред лица» к страховщику, которую застраховал ответственность виновника ДТП, в случае, если уполномоченным на выплату он (страховщик виновника) являлся в силу причинения вреда здоровью участников ДТП и факта причинения вреда не только транспортным средствам.

Вопреки выводам суда для возникновения такого права не требуется оформления передачи прав потерпевшего договором цессии либо иным соглашением; достаточно самого юридического факта возмещения третьим лица вреда потерпевшему.

Птицефабрика как третье лицо самостоятельных требований относительно предмета иска не заявляло (в т.ч. по причине отсутствия на то права, вред ему уже возмещен), не оспаривало наличие права требования клиента к страховой компании, не оспаривало и переход права требования к клиенту.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: