Ответственность водителя при ДТП на автомобиле работодателя

Как обязать водителя отвечать за автомобиль материально?

Трудовое законодательство устанавливает обязанность возместить причиненный ущерб работодателю. Механизм такого возмещения — материальная ответственность сотрудника. Применяется ли данный механизм к профессии водителя? Должен ли заключаться договор материальной ответственности водителя за автомобиль?

Ограничения

Обычно работник возмещает причиненные фирме убытки в пределах среднемесячного заработка (ст. 241 ТК РФ). Кроме того, существуют случаи, обязывающие возмещать стоимости фактических убытков организации (ст. 243 ТК РФ). Соответственно, первый случай — это ограниченная, а второй — полная матответственность.

В соответствии с ТК РФ, письменный договор о полной матответственности заключается, если:

— сотруднику есть 18 лет;

— трудовые обязанности связаны с денежными, товарными ценностями;

— должность (выполняемая работа) сотрудника поименована в «Перечне должностей и работ, в отношении которых может применяться полная материальная ответственность» (Постановление Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85).

Должность водителя в Перечне отсутствует. Однако в нем есть должность водителя-инкассатора и экспедитора. Следовательно, договор о полной материальной ответственности за автомобиль может быть заключен только при совмещении функций по управлению транспортным средством с функциями инкассатора (водители-инкассаторы) или по доставке грузов (водители-экспедиторы).

Ответственность водителя-экспедитора

Говоря о данной должности, мы имеем в виду совмещение двух профессий: водителя и экспедитора. Следовательно, договор с водителем экспедитором о материальной ответственности может быть заключен только в части исполнения функций экспедитора. Призвать работника к ответу можно будет только в случае причинения ущерба сопровождаемому экспедитором грузу, кроме случаев:

— форс-мажора, в том числе в силу обстоятельств непреодолимой силы (обычно случаи прописываются в договоре о полной матответственности);

— когда работодатель или сторона, вверяющая груз, не обеспечили условия для хранения груза, др.

Типовая форма предусмотрена Постановлением Минтруда.

Образец договора материальной ответственности водителя-экспедитора:

В случае, если доставкой (сопровождением) груза занимается не один, а два шофера, отвечать за причиненный вред вверенному грузу они будут солидарно.

Аналогичный вид ответственности за вверенный груз, товары возлагается на лиц, управляющих грузовыми автомобилями, курьеров, занимающихся перевозкой товаров. Договор о материальной ответственности водителя за грузовой автомобиль (бланк) можно скачать в конце статьи.

Учитывая, что в Перечне упоминаются прием и выплата платежей при продаже услуг, а таксисты получают денежные средства от пассажиров, следовательно, в обязанности таксиста входит получение от клиентов денежных средств, в том числе наличных, о которых он обязан отчитываться. Следовательно, с таксистом может быть заключен договор о полной матответственности за переданные ему денежные средства, получаемые от клиентов.

Важно! Транспортное средство, используемое при совмещении любых должностей, предметом договора о полной материальной ответственности являться не может.

Механизм взыскания

До принятия решения о наложении взыскания работодатель должен:

— установить причину, величину убытка от действий виновного (ст. 246, ст. 247 ТК РФ), исходя из цен, существующих на рынке на день обнаружения фактов о причиненном вреде;

— запросить письменное объяснение о причинах возникновения ущерба. В случае отказа дать объяснения, составить акт.

Взыскание с виновного суммы причиненных убытков в размере не более среднемесячного заработка осуществляется на основании приказа руководства, составленного в течение месяца со дня определения размера убытка (ст. 248 ТК РФ).

Если водитель передумал исполнять условия соглашения о полной матответственности, работодатель вправе обратиться в суд для возмещения убытков.

В случае отсутствия вины в причиненном ущербе взыскивать с сотрудника ущерб работодатель не вправе (ст. 233 ТК РФ).

Если автомобилю нанесены повреждения

Даже если заключение ДоПМО с водителем законодательно не установлено, это не значит, что при причинении вреда транспортному средству он может остаться без наказания.

Случаи, при наступлении которых лицо может быть привлечено к материальной ответственности без заключения договора, перечислены в пп. 3–8 ст. 243 ТК РФ. Если ущерб нанесен в результате перечисленных в указанных пунктах действий, событий или вызван нахождением сотрудника в любом из перечисленных состояний, отсутствие документа не снимает с него вины.

Так, обязанность шофера компенсировать организации сумму фактических убытков возникает в случае повреждения автомобиля в результате ДТП по его вине, если повреждения получены в результате использования автомобиля в личных целях как во время выполнения трудовых обязанностей, так и в нерабочее время.

Таким образом, если работодатель решил, что, заключив с водителем соглашение о полной матответственности за порчу автомобиля, он переложил на того все риски, то он ошибается. Отвечать водитель может только за вверенный в связи с его обязанностями груз, полученные при исполнении денежные средства, товары, иные ценности. Компенсацию за вред машине, тем более в сумме причиненных убытков, можно взыскать в строго ограниченных случаях.

Материальная ответственность водителей при перевозке грузов

Больше материалов по теме «Сотрудники» вы можете получить в системе КонсультантПлюс .

Водители, работающие на организацию-перевозчика, несут материальную ответственность за груз при перевозке. Каков объем этой ответственности, может ли перевозчик взыскать ущерб с водителя полностью?

Договор и мера ответственности

Очевидно, что перевозчик заинтересован в возмещении нанесенного ему вреда полностью. Заключая трудовой договор и договор о материальной ответственности с водителем, работодатель, как правило, стремится сформулировать его положения соответствующим образом. Однако вопрос этот в правовом поле до конца не отрегулирован.

Вначале определим, что сама по себе должность водителя не подразумевает полной материальной ответственности. Правительственным постановлением № 823 от 14/11/02, постановлением Минтруда № 85 от 31/12/02 установлен перечень должностей и работ, при которых законно заключение договоров о полной индивидуальной или коллективной материальной ответственности, установлены их типовые формы. В перечне водители не упомянуты. Следовательно, речь по общему правилу идет о возмещении ущерба в ограниченном размере.

В то же время перечень позволяет заключать такие договоры с экспедиторами (инкассаторами), лицами, занимающимися перевозкой ценностей, груза. Этим часто пользуются наниматели, заключая договор с одним и тем же работником, как с экспедитором, так и с водителем.

Может иметь место договор «перевозчик-водитель», с учетом положений ст. 241 ТК РФ, где средний заработок водителя за месяц указывается как граница материальной ответственности работника по умолчанию.

Находят применение и договоры о коллективной ответственности водителей. Они действуют, если ущерб нанимателю налицо, а определить вину одного из работников достоверно нельзя. Такой документ имеет смысл, например, если два водителя трудятся на одном автомобиле в одну смену. Здесь возникает уже общая ответственность, вступают в действие положения ТК РФ о коллективной ответственности, что учитывается судом. В ст. 245 ТК РФ говорится о группе лиц, на которую ложится материальная ответственность в полном объеме за недостачу ценностей, принадлежавших нанимателю.

Содержание договора

В договор материальной ответственности с водителем включается обычно не только обязанность доставить груз от точки до точки, но и ремонт при необходимости, заправка, контроль загрузки и выгрузки ценностей, товара.

Кроме того, могут включаться такие условия:

  • обязанность следить за распределением груза при погрузке (но это условие не снимает полностью ответственность с грузоотправителя, производящего погрузку, согласно ст. 37 Устава автомобильного транспорта ФЗ № 259 от 08/11/07);
  • обязанность следить за грузом в кузове с точки зрения соблюдения ПДД;
  • обязанность принимать груз по накладной, пересчитывать его, проверять качество и целостность тары, упаковки;
  • обязанность оформления недостачи и порчи при их обнаружении;
  • наличие униформы (халата) и медицинской книжки.

Здесь речь идет об элементах договора транспортной экспедиции перевозчика, а водитель принимает на себя обязанности экспедитора, так как является представителем перевозчика. Именно такие контракты чаще всего имеют место.

Важно! Указание в договоре о материальной ответственности с работником конкретной должности обязательно, иначе привлечь его к ответственности проблематично.

Особенно сомнительным, с точки зрения сложившейся судебной практики, выглядит пункт договора с водителем о его полной материальной ответственности за груз. Однако взыскать с работника штрафы, убытки, понесенные в результате нарушения корректно составленного договора, перевозчик может. Ограничение суммой среднемесячного заработка при этом сохраняется.

Правовая практика

Основной вопрос при утрате или порче груза и для перевозчика, и для водителя состоит в объеме материальной ответственности. Ее наличие определяется договором, но величину, как правило, определяет суд. Поскольку профессия в соответствующих документах Правительства и Минтруда отсутствует, полностью отвечать водитель за груз не может. Многие суды придерживаются такой точки зрения.

К примеру, Омский областной суд (аппеляционное определение судебной коллегии по гражданским делам, д. № 33-897/2019 от 28/02/019 г.) при рассмотрении вопроса о привлечении водителя, допустившего аварию служебного автомобиля, к материальной ответственности в полном объеме такую возможность исключил.

При этом отмечено, что:

  • договоры о полной материальной ответственности за автомобили сами по себе незаконны, поскольку автомобиль — это средство для перевозки груза, не являющееся транспортируемой материальной ценностью;
  • привлечение водителя к полной материальной ответственности как работника, осуществляющего транспортировку материальных ценностей, незаконно.

Суд установил, что водитель обязан компенсировать ущерб только в размере среднемесячного заработка (ст. 241 ТК РФ). Такое положение дел сохраняется, даже если работник ранее взял на себя обязательства полностью возместить ущерб (ст. 248 ТК РФ), а затем изменил свое решение. Подобный подход определяется тем, что работник считается более слабой стороной в трудовых отношениях, по сравнению с работодателем.

Кроме того, водитель может отвечать лишь за реальный ущерб, а не за упущенную выгоду работодателя.

Читайте также  Скрылся с места ДТП узнай что будет

Существенный вопрос – время, за которое определяется средний заработок водителя (момент причинения ущерба, обнаружения или взыскания). Поскольку в законодательстве и разъяснительных документах четких указаний нет, суды принимают различные точки зрения, например:

  • на день судебного решения (Суд. уч. № 1 г. Северодвинск, д. № 2-1512);
  • на день причинения ущерба (Архангельский облсуд, суд. уч. № 2 Холмогорского района д. № 2-450).

В некоторых случаях материальный ущерб может взыскиваться по суду с водителей полностью:

  1. Водитель не находился на работе, но причинил ущерб нанимателю, например, похитив автомобиль (ст. 243 ТК РФ, ч. 1-8).
  2. Водитель совершил административный проступок и причинил ущерб (ст. 243 ТК РФ ч. 1-6).
  3. Водителем причинен ущерб как результат преступных действий. Данное обстоятельство установлено судебным приговором (ст. 243 ТК РФ ч. 1-5).
  4. Водитель был пьян, когда причинил ущерб. Речь идет об алкогольном и любом ином виде опьянения (ст. 243 ТК РФ ч. 1-4).
  5. Вред имуществу со стороны водителя умышленный, и работодатель доказал этот факт. Если доказательств умысла нет, полностью взыскивать ущерб нельзя (ст. 243 ТК РФ ч. 1-3).
  6. Ценности были переданы водителю по разовому документу, который он подписал. Установлен факт недостачи таких ценностей. Подобные случаи бывают, если водителю, а не другому работнику, сопровождающему груз, по доверенности передается имущество. Существенный нюанс: передача должна быть разовой и срочной (ст. 243 ТК РФ ч. 1-2).

По каждому приведенному случаю в РФ существует обширная судебная практика. В одних случаях судьи принимают сторону водителя, а в других – нанимателя.

ДТП по вине работника: кто возместит ущерб

Юрий Иванченко* работал в ООО «СПб-ТРАНС» водителем — экспедитором, когда на служебной машине он превысил скорость и въехал в автомобиль Игоря Ефремина*. Дело об административном правонарушении в отношении Иванченко не возбудили в связи с отсутствием состава. Пострадавший подал иск к ООО «СПб-ТРАНС». Калужский районный суд Калужской области постановил взыскать с общества 232 944 руб. ущерба, а также 15 000 руб. расходов на представителя (№ 2-12375/2016). Калужский областной суд подтвердил законность такого решения (№ 33-1192/2017). В итоге фирма перечислила взысканные суммы на банковский счёт Ефремина.

Поскольку ООО «СПб-ТРАНС» при приеме на работу заключило с Иванченко договор о полной индивидуальной материальной ответственности, общество обратилось в суд с иском о возмещении 247 944 руб. ущерба в порядке регресса (ст. 1081 ГК, ст. 243 ТК). Работник ссылался на отсутствие оснований для возложения на него материальной ответственности в полном размере. Он утверждал, что договор о полной индивидуальной материальной ответственности заключён с нарушением требований действующего законодательства.

Работодатель несёт обязанность по возмещению третьим лицам вреда, причинённого его работником при исполнении им трудовых обязанностей. В случае возмещения такого вреда работодатель имеет право регрессного требования к своему работнику в размере выплаченного возмещения (ст. 1068, 1081 ГК).

Материальная ответственность возлагается на виновного

Фрунзенский районный суд г. Санкт-Петербурга взыскал с Иванченко в пользу ООО «СПб-ТРАНС» 247 944 руб. причинённого ущерба в порядке регресса и 5 679 руб. расходов на уплату госпошлины (№ 2-4750/2018). Санкт-Петербургский городской суд подтвердил законность этого решения (№ 33-4416/2019). Суды отметили: ДТП произошло по вине Иванченко в период исполнения им трудовых обязанностей в ООО «СПб-ТРАНС», размер ущерба никто не оспаривал. Ссылку на незаконность заключённого договора о полной материальной ответственности суд счел несостоятельной, поскольку встречный иск о признании такого договора недействительным не заявлялся.

Иванченко обратился в Верховный суд, который напомнил: материальная ответственность причинённого ущерба в полном размере может быть возложена на работника только в случае вынесения в отношении него постановления о назначении административного наказания или о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью (п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК, постановление Пленума ВС от 16.11.2006 № 52).

Поскольку Иванченко не совершал административного правонарушения, вывод судебных инстанций нельзя признать правомерным, решил ВС. Судьи ВС разъяснили: материальная ответственность причиненного ущерба в полном размере возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу (п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК).

При этом должность водителя не включена в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества. Поэтому ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 78-КГ19-54). Пока еще оно не рассмотрено.

Работник не может заплатить больше среднего заработка

«Позиция ВС является абсолютно законной и обоснованной. ВС неоднократно вставал на сторону работников, незаконно привлекаемых к ответственности в полном объеме причиненного ущерба», — сообщил старший юрист Рустам Курмаев и партнеры Кирилл Барановский.

Управляющий партнер юркомпании «Генезис» Артем Денисов заметил, что судебная практика по таким делам очень противоречива. Одни суды считают, что водителя нельзя обязать (ПРОСТО — НЕЛЬЗЯ ОБЯЗАТЬ) возместить вред в полном объеме, превышающем его средний месячный заработок (Обзор ВС за четвертый квартал 2009 года; N 33-727/2012; N 33-12974/2012). Другие суды придерживаются противоположной позиции (N 33-13873/2010). А руководитель практики «Интеллектуальная собственность» юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры Александра Акимова напомнила: апелляционное определение ВС Республики Татарстан содержит вывод, что сохранность транспортного средства, осуществляющего перевозку, не может быть предметом договора о полной материальной ответственности (N 33-13727/2019).

Системное толкование норм материального права, приведенное ВС, свидетельствует о том, что привлечение работников к полной материальной ответственности строго регламентировано и невозможно по основаниям, не установленным законом.

Марина Костина, адвокат ЮГ Яковлев и Партнеры

«Позиция ВС направлена на защиту прав и законных интересов наемного работника как более слабой стороны. Можно не сомневаться в том, что районный суд примет иное решение. Скорее всего, с виновника ДТП будет взыскан ущерб компании в размере, не превышающем средний месячный заработок водителя-экспедитора, как подчеркивается в ст. 241 ТК», — считает автоюрист Юлия Дымова. Руководитель юридического дивизиона RBS Павел Русецкий уверен: при повторном рассмотрении дела стоит ожидать от суда полного освобождения работника от обязанности возместить причинённый ущерб в связи с отсутствием его вины или снижения размера ответственности до среднего заработка работника. Русецкий порекомендовал всем работодателям оформлять не только полис ОСАГО, но и КАСКО.

За ДТП при перевозке работников ответит работодатель // Верховный суд не согласился, что моральный вред нужно взыскать с водителя

Кондитерская фабрика несколько лет организовывала перевозку работников с нарушениями. У водителя микроавтобуса не было лицензии на перевозку пассажиров, путевые листы не выдавались, более того, водитель не видел одним глазом. По его вине произошло ДТП, которое признали несчастным случаем на производстве. В нем погибла сотрудница фабрики. Апелляция и кассация взыскали основную часть морального вреда с водителя как основного причинителя вреда. Но гражданская коллегия Верховного суда (ВС) оставила в силе решение первой инстанции, взыскавшей всю сумму с фабрики. Как работодатель она должна была обеспечить охрану здоровья и жизни работников и оформить перевозку надлежащим образом.

Екатерина Тимошенко из Псковской области потребовала взыскать в солидарном порядке с ООО «Кондитерская фабрика "Надежда"» и Анатолия Егорова 1 млн руб. компенсации морального вреда. На фабрике работала мать заявительницы. Она погибла в ДТП при перевозке на работу. Машину (микроавтобус Volkswagen Transporter) предоставила фабрика. Виновным в ДТП был водитель и собственник автомобиля Анатолий Егоров, который оказывал услуги по перевозке. Аварию посчитали несчастным случаем на производстве. Уголовное дело в отношении Анатолия Егорова было позже прекращено в связи с деятельным раскаянием.

Екатерина Тимошенко считала, что возместить вред должен был не только водитель, но и фабрика, так как она не создала безопасные условия для перевозки работников и не контролировала ее надлежащим образом. Анатолий Егоров возражал против требований, адресованных к нему. Он пенсионер, единственный источник дохода — пенсия в размере около 8 тыс. руб. Ранее он добровольно уже выплатил Екатерине Тимошенко в счет возмещения морального вреда 50 тыс. руб. После этого она претензий к нему не имела, гражданский иск в рамках уголовного дела не заявляла.

Первая инстанция взыскала всю сумму вреда с фабрики, в требованиях к водителю отказала. Во-первых, машину предоставил именно работодатель для бесплатной перевозки работников на фабрику и обратно. Работники считали, что перевозку осуществляет фабрика. Выбрать другое транспортное средство или водителя им не предлагали.

Во-вторых, перевозка не была оформлена надлежащим образом. У Анатолия Егорова не было лицензии на перевозку пассажиров, не было путевого листа, доверенности от фабрики. Водитель не проходил медосмотр, а между тем у него была патология зрения — не видел один глаз. Все это говорит о недобросовестности фабрики как в отношении погибшей сотрудницы, так и в отношении водителя. Следовательно, работодатель подверг опасности здоровье и жизнь сотрудников

Апелляция и кассация снизили размер морального вреда до 500 тыс. руб., 400 тыс. из которых взыскали с Анатолия Егорова как основного причинителя вреда и 100 тыс. — с фабрики. По мнению судов, водитель несет основную ответственность, так как ДТП произошло по его вине. Но «определенная доля ответственности» лежит и на фабрике. Отношения с водителем не оформлялись уже несколько лет. Значит, бездействие фабрики повлекло смерть матери заявительницы. Общий размер компенсации суды снизили, потому что Екатерина Тимошенко уже получила 475 тыс. руб. в качестве страхового возмещения по Закону об ОСАГО [1] .

Читайте также  Действие после ДТП пострадавшему

По жалобе Екатерины Тимошенко гражданская коллегия ВС 2 ноября пересмотрела решения апелляции и кассации. Апелляция и кассация неправильно ответили на вопрос, кто из ответчиков должен компенсировать моральный вред члену семьи погибшего работника, считает ВС. Суды признали Анатолия Егорова основным причинителем вреда и сослались на ст. 1079 ГК об ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность. Но ДТП было квалифицировано как несчастный случай на производстве. Значит, именно работодатель, организовавший перевозку с нарушением закона, без должного контроля и оформления на протяжении нескольких лет, должен компенсировать Екатерине Тимошенко моральный вред.

Оснований снижать размер компенсации ВС не увидел. Гражданская ответственность вследствие причинения морального вреда не является объектом обязательного страхования и страховым риском. Значит, выплаты Екатерине Тимошенко по Закону об ОСАГО не влияют на размер компенсации.

Гражданская коллегия ВС оставила в силе решение первой инстанции, взыскавшей всю сумму с кондитерской фабрики.

Подборку интересных дел из практики гражданской коллегии ВС см. здесь .

Подписывайтесь на наш Телеграм-канал о практике Верховного суда. Там только самое интересное! « Верховный суд. — Главное от „Закон.ру“ »

[1] Федеральный закон от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

За ДТП на служебном авто отвечает организация

Автомобиль — это источник повышенной опасности. Его эксплуатация связана с определенными рисками и особой ответственностью. Так, в случае ДТП с организации — владельца служебного автомобиля могут взыскать вред, причиненный третьим лицам.

Кто в ответе за автомобиль

Общее правило — вред имуществу, жизни и здоровью полностью возмещает тот, кто его причинил <1> . Если удастся доказать отсутствие вины, возмещать ничего не придется <2> .

В некоторых случаях вред приходится возмещать невиновным лицам <3> . Один из таких случаев — причинение вреда автомобилем или другим источником повышенной опасности. Например, организация, которой принадлежит автомобиль, обязана возместить вред, причиненный им в ДТП. Ответственности можно избежать, если организация докажет, что:

1) причиной вреда стала:

— непреодолимая сила (например, ураганный ветер вынес автомобиль на встречную полосу) <4> ;

— умысел потерпевшего (например, ДТП произошло при попытке пешехода совершить суицид);

2) автомобиль выбыл из ее обладания в результате противоправных действий других лиц (проще говоря, его угнали).

НА ЗАМЕТКУ
Работник организации может причинить третьим лицам вред при исполнении трудовых обязанностей, но не в связи с использованием источника повышенной опасности. Так, маляр может красить здании и случайно забрызгать припаркованный рядом автомобиль. Организация-наниматель не будет отвечать за вред, если докажет, что работник не виноват <5> . Например, владелец автомобиля заехал на парковку, несмотря на ограждение и информационные таблички о покраске.

За вред, причиненный автомобилем, отвечает его владелец <6> . Это не только собственник, но и тот, кто владеет автомобилем на законном основании (т.е. предусмотренном законодательством или договором) <7> , а именно:

— на праве хозяйственного ведения или оперативного управления;

— на праве аренды;

— по доверенности и т.д.

Обратите внимание!
Если автомобиль арендуется с водителем (экипажем), то ущерб возместит арендодатель <8> . Арендатор же ответит за причиненный автомобилем вред в случае аренды без экипажа (т.е. когда за рулем будет работник арендатора) <9> .

Какой вред придется возместить организации

1. Суммы, выплаченные страховыми компаниями потерпевшим в ДТП (по автогражданке (комплексному страхованию), каско).

Организация — владелец транспортного средства должна страховать свою гражданскую ответственность за вред, причиненный им юридическим и физическим лицам <10> .

Страховая компания (в том числе Белорусское бюро по транспортному страхованию) впоследствии может взыскать с владельца автомобиля выплаченные пострадавшему страховые суммы <11> . Но это происходит только в определенных случаях. Так, право требования (суброгация) возникает в пределах выплаченных сумм к организации, ответственной за вред при ДТП, когда ее водитель <12> :

— причинил вред умышленно (кроме случаев крайней необходимости или необходимой обороны);

— был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

— отказался от медосвидетельствования;

— употребил алкоголь или наркотики после ДТП;

— не имел права на управление;

— оставил место ДТП и т.д.

Автомобиль предприятия попал в ДТП и причинил вред другому транспортному средству. Виновным признан водитель предприятия, который покинул место ДТП.

Страховое общество просило суд взыскать с предприятия выплаченное страховое возмещение по автогражданке, проценты за пользование чужими денежными средствами и почтовые расходы.

Доводы предприятия о завышенном размере стоимости ремонта и неверном перерасчете размера вреда суд признал несостоятельными. С 01.01.2016 услуги по техобслуживанию и ремонту автомобилей не требуют обязательного подтверждения соответствия. Нельзя отказать в доплате страхового возмещения, если потерпевший не представит этот сертификат.

Аналогичная ситуация складывается, когда в ДТП попадает автомобиль организации без автогражданки. С пострадавшим рассчитается Белорусское бюро по транспортному страхованию. Впоследствии оно может потребовать, чтобы организация компенсировала выплаченное <13> .

Организация не застраховала свой автомобиль по автогражданке. Водителя организации, совершившего ДТП, признали виновным.

Обратите внимание!
Страховщик может требовать от организации:
1) уплатить проценты на сумму страхового возмещения;
2) возместить расходы на определение размера вреда и оформление документов <14> .

Если у виновника ДТП — автогражданка, а у потерпевшего есть автокаско, он вправе выбрать, куда обратиться за страховым возмещением: к страховщику по автокаско или к страховщику виновника <15> .

Страховщик по автокаско истребует выплаченные суммы у страховщика по автогражданке <16> . Страховщик по автогражданке может перечислить не всю сумму. Это объясняется разным подходом к определению размера ущерба по названным видам страхования. Так, из ущерба по автогражданке вычитается стоимость обновления (с учетом износа) <17> .

В судебной практике встречаются дела, когда страховщик по автокаско пытался взыскать разницу с владельца автомобиля. Практика экономических судов по таким делам не единообразная. Полагаем, что взыскиваться должны фактические расходы за вычетом износа заменяемых частей и деталей. В случае когда по автокаско возмещение выплачивалось без учета износа, страховщик не вправе требовать разницу с лица, ответственного за убытки. Аналогичного мнения придерживаются и некоторые представители экономических судов.

2. Ущерб, превышающий лимит ответственности

Страховка ответственности позволяет возместить вред, причиненный при ДТП чужому имуществу, а также вред жизни или здоровью граждан <18> . Однако страховая организация действует в пределах установленного лимита — 10 000 евро <19> .

Вред, причиненный личности или имуществу, возмещается в полном объеме. Поэтому организация отвечает за причиненный ее автомобилем вред, когда лимит ответственности превышается <20> .

В ДТП с участием автомобилей, принадлежавших ОАО «Г» и предприятию «А», был виновен водитель ОАО «Г».

Ремонт автомобиля предприятия «А» потребовал 11 млн бел. руб. По страховке оно получило 3,85 млн бел. руб. В связи с этим предприятие «А» просило суд взыскать разницу с ОАО «Г».

3. Ущерб, причиненный не в результате страхового случая

Страховые компании такой ущерб не возмещают. Но пострадавшая сторона вправе потребовать этого от владельца автомобиля. Например, страховым случаем не считается ДТП, не зарегистрированное в ГАИ (если не заполнялись бланки извещения о ДТП) <21> .

4. Моральный вред

Наряду с имущественным вредом, вредом жизни и здоровью, владелец автомобиля обязан возмещать и моральный вред <22> . Под таким вредом понимают страдания человека, связанные с физической болью (травмы) или эмоциональными переживаниями (боль от потери близкого человека) <23> .

Обратите внимание!
Моральный вред, упущенная выгода и вред, причиненный собственному имуществу, за счет автогражданки не компенсируются <24> .

Размер данной компенсации не зависит от размера имущественного вреда <25> . Моральный вред компенсируется в денежной форме. При этом в ситуации, когда речь идет о вреде жизни или здоровью, компенсация не зависит от вины причинителя вреда <26> .

Работник М. в качестве пассажира ехал в командировку на автомобиле. Автомобиль по договору ссуды с водителем В. находился во владении и пользовании ООО «А». М. сидел на пассажирском сидении и результате ДТП получил тяжкие телесные повреждения.

М. просил взыскать с ООО «А» компенсацию морального вреда. ООО «А» полагало, что не обязано возмещать вред. Владельцем источника повышенной опасности был В.

5. Суммы, выплаченные пострадавшим в ДТП, в связи с несчастным случаем на производстве

Если в ДТП пострадали люди, которые в рабочее время выполняли трудовые обязанности, то это несчастный случай на производстве. Пострадавшему выплатят страховое обеспечение. В дальнейшем Белгосстрах имеет право требования в пределах выплаченной суммы к организации или физлицу, ответственным за вред жизни или здоровью. Исключение составляет случай, когда за вред отвечает работодатель пострадавшего <27> . Автогражданка может покрыть часть этих выплат в пределах лимита <28> .

В несчастном случае на производстве (ДТП) с И. виновным признан водитель предприятия.

6. Упущенная выгода

Помимо реального ущерба, лицо, которому причинен вред, вправе взыскать упущенную выгоду (неполученные доходы) <29> . На практике сделать это проблематично: пострадавшая сторона должна доказать размер доходов, которые не получила.

Истец требовал взыскать с ответчика упущенную выгоду. Причиной требования стал простой автомобиля, поврежденного в результате ДТП по вине работника ответчика.

Истец не смог доказать достоверность (реальность) доходов, которые мог получить, работая в обычных условиях. Факт, что он принял конкретные меры для получения упущенной выгоды, истец тоже не подтвердил. Какие это были меры — не конкретизировал.

Что может предпринять организация

Читайте также  Что делать виновнику ДТП

1. Дополнительно застраховать ответственность на случай недостаточности страхового возмещения по автогражданке. Плата за страховку будет выше, но зато сможет полностью возместить вред, причиненный жизни, здоровью и (или) имуществу <30> .

2. Участвовать при рассмотрении дела ГАИ, чтобы защитить свои интересы. В судебном разбирательстве в деле о возмещении ущерба в результате ДТП на служебном автомобиле организация будет ответчиком.

3. Доказать, что <31> :

— вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего;

— не владела в момент ДТП автомобилем по причине противоправных действий других лиц. Правда, судебная практика свидетельствует, что этот факт устанавливается только по приговору суда, после того как владелец автомобиля обратится в правоохранительные органы (см. например, постановление апелляционной инстанции хозяйственного суда Гомельской области от 21.02.2011 по делу N 1144-4/2010-27А).

Организация ссылалась на то, что ДТП произошло в воскресенье, в выходной день. Виновный в ДТП водитель организации в этот день свои служебные обязанности не исполнял. На линию он не выходил, путевого листа не имел. Водителю на основании приказа разрешалось ставить автомобиль по месту жительства в нерабочее время. Однако им запрещалось пользоваться без путевого листа, в выходные и праздничные дни, а также в нерабочее время.

4. Просить уменьшить сумму морального вреда. Он компенсируется и при отсутствии вины, когда дело касается жизни и здоровья пострадавших в ДТП <32> .

В результате ДТП погибла мать истицы. В действиях водителя автобуса не было состава преступления, он технически не мог избежать наезда на пешехода. Владелец автобуса — ОАО.

5. Предъявить регрессное требование к водителю. Организация, которая возместила третьим лицам причиненный работником вред, вправе выставить обратное (регрессное) требование в размере возмещения <33> .

Если размер ущерба не превышает трех среднемесячных зарплат, сумму ущерба можно удержать из заработка работника <34> . Если возместить ущерб таким способом не получается или величина вреда выходит за предельные размеры, можно подать иск в суд.

ДТП произошло по вине водителя предприятия. Суд взыскал с предприятия компенсацию морального вреда в пользу потерпевших и родственников погибших.

Отвечает ли работодатель за гибель работника в ДТП при исполнении им трудовых обязанностей?

Верховный Суд опубликовал Определение от 13 января по делу № 14-КГ19-28, касающемуся спора о взыскании компенсации морального вреда с работодателя членами семьи работника, погибшего в результате ДТП при исполнении трудовых обязанностей.

Алексей Перфильев работал инспектором по качеству и приемке строительно-монтажных работ в Строительно-монтажном тресте № 7 воронежского филиала АО «РЖДстрой». В декабре 2017 г. руководство направило его и его напарника К. на период с 1 по 28 декабря на станцию Миллерово Ростовской области для проверки качества и объема выполненных железнодорожных работ. 19 декабря Алексей Перфильев и К. ехали в автомобиле «Нива» на ежедневное совещание по строительству железнодорожных объектов, но по пути попали в ДТП, в результате которого погибли.

Правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении К., который на момент аварии находился за рулем авто, по ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств», однако затем прекратили его в связи со смертью. Созданная работодателем комиссия в акте о расследовании группового несчастного случая по форме Н1 указала, что причиной инцидента послужило нарушение К. правил дорожного движения.

Впоследствии вдова и две дочери Перфильева обратились в суд с иском о взыскании с АО «РЖДстрой» компенсации морального вреда на сумму в 2 млн руб. в пользу каждой из них. Они настаивали, что причиной несчастного случая стало неисполнение работодателем возложенной на него трудовым законодательством обязанности по обеспечению работникам безопасных условий труда.

Истицы указали, что участок железнодорожной линии, куда были отправлены Алексей Перфильев и К., находился за пределами населенного пункта, а ответчик не обеспечил своих работников каким-либо видом транспорта для перемещения по объектам строительства. При этом у них не имелось возможности добираться до места проверки объектов строительства общественным транспортом, в том числе железнодорожным. Автомобиль «Нива», на котором Алексей Перфильев и К. двигались к месту проведения совещания, фактически был предоставлен им субподрядной организацией по согласованию с «РЖДстроем».

Первая инстанция отказала в удовлетворении иска, а апелляция поддержала это решение. Суды указали на недоказанность вины работодателя в произошедшей автомобильной аварии, так как автомобилем управлял К., который в итоге и нарушил ПДД. Суды также отметили, что работодатель не выносил распоряжения о предоставлении автомобиля «Нива» своим работникам и они воспользовались им по собственному усмотрению. Вторая инстанция добавила, что К. действовал без ведома работодателя и именно его действия, не входящие в его трудовую функцию, повлекли смерть Алексея Перфильева.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ женщины просили отменить судебные акты нижестоящих инстанций как незаконные.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работников является одним из направлений государственной политики в области охраны труда, а каждый работник имеет право на рабочее место, соответствующее требованиям трудового законодательства, а также гарантии и компенсации, установленные в соответствии с ТК РФ, коллективным договором, локальным нормативным актом, трудовым договором, если он занят на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Как подчеркнул ВС, каждый работник имеет право на труд в условиях, отвечающих государственным нормативным требованиям охраны труда, включая требования безопасности. Это право работника реализуется исполнением работодателем обязанности создавать такие условия труда. «При получении работником во время исполнения им трудовых обязанностей травмы или иного повреждения здоровья ему в установленном законодательством порядке возмещается материальный и моральный вред. В случае смерти работника в результате несчастного случая на производстве исходя из положений трудового законодательства, предусматривающих обязанности работодателя обеспечить работнику безопасные условия труда и возместить причиненный по вине работодателя вред, в том числе моральный, а также норм гражданского законодательства о праве на компенсацию морального вреда, члены семьи работника имеют право на возмещение работодателем, не обеспечившим работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности, морального вреда, причиненного утратой родственника», – отмечено в определении.

Суд пояснил, что в рассматриваемом деле нижестоящие инстанции не установили юридически значимые обстоятельства – например, были ли обеспечены работодателем погибшему работнику условия труда, отвечающие требованиям охраны труда и безопасности. Высшая судебная инстанция также не согласилась с выводом апелляции о том, что вред здоровью Перфильева, повлекший его смерть, был причинен действиями К., не входящими в трудовую функцию последнего. Как пояснил ВС РФ, оба сотрудника ехали в машине к месту проведения рабочего совещания по заданию их работодателя.

Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова отметила, что в рассматриваемом деле Верховный Суд подчеркнул актуальный подход судебной практики по данной категории дел. «В силу норм трудового законодательства работодатель несет ответственность за обеспечение условий труда на рабочем месте, при разъездном характере работы данная ответственность распространяется на период доставления работника к месту осуществления трудовых функций. Кроме того, погибшие сотрудники находились в командировке, и в данном случаев работодатель обязан обеспечить все условия для работы и проживания, отвечающие требованиям безопасности», – пояснила она.

По мнению эксперта, с учетом наличия акта по форме Н1 истцам необходимо было обжаловать его, поскольку в нем был указана причина – нарушение ПДД другим сотрудником компании. «Определение Верховного Суда РФ должно послужить основанием к возбуждению уголовного дела в отношении сотрудника компании, который отвечает за охрану труда. По всем случаям, связанным с производством, пострадавший работник со дня наступления страхового случая в соответствии со ст. 7 Закона об обязательном социальном страховании от несчастных случаев и профессиональных заболеваний вправе требовать обеспечения по страхованию», – резюмировала Валерия Аршинова.

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст назвала справедливыми и обоснованными выводы Суда. «Нижестоящие суды грубо нарушили нормы материального права, неверно распределив бремя ответственности за несчастный случай. Они также возложили на слабую сторону в процессе в лице родственников погибших обязанность доказывать вину работодателя, такая тенденция в судах общей юрисдикции особенно явно прослеживается в спорах “простого человека” с крупными корпорациями», – пояснила она.

Эксперт с сожалением отметила, что в рассматриваемом деле Верховный Суд не стал принимать самостоятельное решение по существу, несмотря на наличие всех необходимых доказательств. «Все юридическое сообщество с нетерпением ожидает судебных актов Верховного Суда, в которых будет взыскана компенсация морального вреда, чтобы понять, какие же суммы высшая инстанция считает разумными и справедливыми за жизнь и здоровье человека», – подчеркнула Ирина Фаст.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: