Сокрытие преступления – состав преступления и ответственность

Укрывательство преступлений — состав правонарушения, виды, ответственность

Укрывательство является одной из форм причастности к преступлению. Оно нередко является причиной того, что преступление не удается раскрыть в короткие сроки. В статье рассмотрим суть укрывательства и наказание, которое может понести виновное лицо.

Суть укрывательства как уголовного преступления

В уголовном праве различают два вида укрывательства преступлений:

  1. Заранее не обещанное, когда информация о преступлении стала известна подсудимому уже по факту его совершения (ст. 316 УК РФ ) и только после этого он помог преступнику.
  2. По предварительному сговору, когда о сокрытии преступника, инструментов преступления или другой важной для следствия информации договариваются заранее. Такие действия рассматриваются судом как соучастие и влекут более суровое наказание для виновного.

Сокрытие преступления подразумевает собой следующие действия:

  1. Предоставление убежища злоумышленнику, помощь в подделке документов, изменении внешности, предоставление ему транспорта и помощи для выезда за пределы региона, страны и т.д.
  2. Сокрытие, уничтожение, изменение внешнего вида оружия или других предметов, которые были использованы во время противоправных действий.
  3. Уничтожение следов преступления, например отпечатков пальцев, отмывание следов крови и т.д.
  4. Сокрытие предметов, которые были получены преступным путем. Если же скрываются предметы, за хранение которых существует уголовная статья (наркотики, радиоактивные вещества и т.д.), то деяние квалифицируется по соответствующей статье.

Действие может быть как одиночным, так и в совокупности.

Объектом преступления является совершение правосудия.

Субъектом может быть любое дееспособное физическое лицо, которому уж е исполнилось шестнадцать лет. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Это означает, что человек, который не умышленно помог преступнику скрыться или спрятать орудие и предметы преступления, не может быть обвинен в укрывательстве.

Мотивы преступления могут быть самыми разными: материальная выгода, личностное отношение, скрытая угроза и т.д. Тот или иной мотив не освобождает от ответственности за сокрытие, но может быть учтен при вынесении приговора.

Ответственность за сокрытие преступления наступает с момента, когда обвиняемый совершил действия, направленные на помощь преступнику, даже если цель таких действий не была достигнута, или достигнута частично.

Кто не несет ответственность

  • Законному супругу/ супруге (брак обязательно должен быть зарегистрирован в установленном законом порядке);
  • Сыну или дочери (в том числе официально усыновленным);
  • Отцу или матери;
  • Бабушке или дедушке.

Мера наказания

  1. Штраф в суме до 200000 рублей или в размере суммарного дохода виновного за 1,5 года.
  2. Принудительные работы продолжительностью в пределах 2-х лет.
  3. Арест на срок до полугода.
  4. Лишение свободы на срок в пределах2-х лет.

Виновный понесет наказание в том случае, когда он помог преступнику, совершившему особо тяжкое преступление.

Примеры из судебной практики

Гражданин Петров обратился к своему другу Иванову с просьбой пожить у него несколько дней, а также помочь в поиски транспорта для выезда за пределы региона проживания. Петров рассказал, что тремя днями ранее, после ссоры, произошедшей на основе расовой неприязни, убил знакомого. Иванов позволил Петрову несколько дней жить в своей квартире, а также рекомендовал третье лицо, которое занималось изготовлением поддельных документов. Через неделю Петров был пойман при попытке пересечь государственную границу. Иванов был признан судом виновным по ст. 316 УК РФ И присужден к лишению свободы на один год.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Крым

Укрывательство преступления является одной из форм причастности лица к его совершению и нередко является причиной того, что совершённое преступление правоохранительным органам не удается раскрыть.

В этой связи законодатель установил уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, что предусмотрено статьей 316 Уголовного кодекса РФ.

Данной нормой предусмотрена ответственность только за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, те же действия, совершённые лицом, относительно иной категории преступлений (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкое преступление) не влекут уголовной ответственности.

Например, к особо тяжким преступлениям относятся: убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), изнасилование (ч. 3-5 ст. 131 УК РФ), разбой (ч.ч. 3-4 ст. 162 УК РФ) и другие.

Укрывательство преступления прежде всего выражается в активных действиях лица, направленных на сокрытие самого преступления, его орудий и предметов, следов, а также на укрывательство лица, совершившего преступление.

Так, укрывательство преступника — это сокрытие лица, совершившего преступление, предоставление ему убежища, транспортного средства, помощь в изменении его внешнего вида, снабжение подложным или чужим паспортом и другие действия.

Под укрывательством средств или орудий совершения преступления также понимается либо их сокрытие, а именно перенос в другое место, припрятывание и т.п., либо их уничтожение или изменение внешнего вида. Также следует отметить, что сокрытие следов преступления означает их уничтожение.

Преступление считается оконченным с момента совершения действия, направленного на сокрытие преступления или совершившего его лица, независимо от того, оказалось ли оно результативным.

Уголовный закон не определяет, в течение какого времени после совершения особо тяжкого преступления может осуществляться его укрывательство, однако по смыслу закона это возможно в течение срока давности до момента раскрытия преступления.

Ответственность за укрывательство преступления наступает с 16 лет, при этом, не подлежат ответственности супруг или близкий родственник лица, которое совершило особо тяжкое преступление.

За совершение указанного преступления наступает ответственность в виде штрафа в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Действия лица, которое заранее обещало скрыть преступника, средства или орудия преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путём, расцениваются законодателем как пособничество в совершении того же преступления что и действия иных лиц, которые его совершили (исполнитель, организатор либо подстрекатель) и квалифицируются по той же статье уголовного закона, по которой и наступает его ответственность.

  • Вконтакте
  • LiveJournal
  • Facebook
  • Twitter

Прокуратура
Республики Крым

Прокуратура Республики Крым

13 мая 2020, 15:00

Уголовная ответственность за укрывательство преступлений

Укрывательство преступления является одной из форм причастности лица к его совершению и нередко является причиной того, что совершённое преступление правоохранительным органам не удается раскрыть.

В этой связи законодатель установил уголовную ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, что предусмотрено статьей 316 Уголовного кодекса РФ.

Данной нормой предусмотрена ответственность только за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, те же действия, совершённые лицом, относительно иной категории преступлений (небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкое преступление) не влекут уголовной ответственности.

Например, к особо тяжким преступлениям относятся: убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), изнасилование (ч. 3-5 ст. 131 УК РФ), разбой (ч.ч. 3-4 ст. 162 УК РФ) и другие.

Укрывательство преступления прежде всего выражается в активных действиях лица, направленных на сокрытие самого преступления, его орудий и предметов, следов, а также на укрывательство лица, совершившего преступление.

Так, укрывательство преступника — это сокрытие лица, совершившего преступление, предоставление ему убежища, транспортного средства, помощь в изменении его внешнего вида, снабжение подложным или чужим паспортом и другие действия.

Под укрывательством средств или орудий совершения преступления также понимается либо их сокрытие, а именно перенос в другое место, припрятывание и т.п., либо их уничтожение или изменение внешнего вида. Также следует отметить, что сокрытие следов преступления означает их уничтожение.

Преступление считается оконченным с момента совершения действия, направленного на сокрытие преступления или совершившего его лица, независимо от того, оказалось ли оно результативным.

Уголовный закон не определяет, в течение какого времени после совершения особо тяжкого преступления может осуществляться его укрывательство, однако по смыслу закона это возможно в течение срока давности до момента раскрытия преступления.

Читайте также  Со скольки лет можно управлять мопедом и скутером

Ответственность за укрывательство преступления наступает с 16 лет, при этом, не подлежат ответственности супруг или близкий родственник лица, которое совершило особо тяжкое преступление.

За совершение указанного преступления наступает ответственность в виде штрафа в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет.

Действия лица, которое заранее обещало скрыть преступника, средства или орудия преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путём, расцениваются законодателем как пособничество в совершении того же преступления что и действия иных лиц, которые его совершили (исполнитель, организатор либо подстрекатель) и квалифицируются по той же статье уголовного закона, по которой и наступает его ответственность.

Укрывательство судом уголовного преступления как разновидность пособничества или содействие и защита одной из стороны судебного дела

В России, с её развитой системой государственного кривосудия, довольно часто встречаются эпизоды, когда судьи оказывают одной из сторон в судебном деле консультации и даже содействие в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.1 статьи 303 УК РФ «Фальсификация доказательств»

Является ли это противоправными действиями со стороны судей .

Ну, это с какой стороны посмотреть.

Если посмотреть со стороны обычного человека с нормальными морально-нравственными устоями, то такие действия судей не только противоправны, но являются тяжкими и особо тяжкими преступлениями против правосудия и основ конституционного правопорядка в Российской Федерации.

А если посмотреть со стороны существующих норм давно устаревшего Уголовного кодекса, который почти в неизменном виде перешел к нам из времён сталинского террора, то такое пособничество судей и укрывательство ими уголовных преступлений прямо в ходе судебных дел вроде как и не является противоправным деянием. Поскольку в нынешнем Уголовном кодексе пока нет ни одной статьи по такому составу преступления судей и других сотрудников судебных органов. Если ещё не предусмотрено в нынешнем законодательстве ответственности судей за такие преступления, то почему бы им (судьям) не пользоваться возможностью безнаказанно оказывать содействие стороне дела и даже прикрыть её от уголовного преследования за фальсификацию доказательств.

Вот конкретный пример, как председатель суда и судья пособничают в укрывательстве уголовного преступления по фальсификации доказательств, прямо в ходе рассмотрения этого дела.

09 июля 2019 года — в Климовском городском суде Московской области было начато рассмотрение гражданского дела № 2-592/2019 на основании искового заявления Дзюбы С.А. к ответчику муниципальной управляющей организации МУП «СЕЗ» Климовска о понуждении к заключению договора на коммунальное обслуживание квартиры, собственником которой является истец Дзюба С.А., во вновь построенном многоквартирном доме.

Многоквартирный дом уже обслуживает эта управляющая организация на основании соответствующих результатов конкурса. Право собственности истца на квартиру в соответствии с законом зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН).

Ответчик МУП «СЕЗ», в лице представителя Мельничук Н.А., отказались признать исковые требования собственника квартиры Дзюбы С.А. на том основании, что они не считают истца собственником этой квартиры. И это несмотря на официальные и подтверждённые данные о законной регистрации его права собственности на эту квартиру.

Далее представитель ответчика МУП «СЕЗ» предоставила в суд заведомо фальшивый договор коммунального обслуживания этой самой квартиры, только заключённый с другим человеком, который в этом договоре указан как собственник этой квартиры. Хотя на самом деле, эта квартира принадлежит истцу Дзюбе С.А. на праве собственности. Причём договор коммунального обслуживания этой квартиры с другим человеком был подписан намного позже, чем Дзюба С.А. оформил своё право собственности на эту квартиру.

Копия этого заведомо фальшивого договора была приобщена к материалам судебного дела.

Под запись в протоколе судебного заседания эта представитель ответчика засвидетельствовала, что этот договор был подписан руководителем управляющей организации на основании выписки из ЕГРН, которую предоставил другой человек о его праве собственности на эту квартиру. Поэтому они, как управляющая организация, не могут подписать ещё один Договор коммунального обслуживания этой же квартиры с настоящим собственником Дзюбой С.А.

Тогда судья запросила в Росреестре всё регистрационное дело на эту квартиру.

Эти документы из Росреестра также были приобщены к материалам данного дела. Из их содержания следует, что единственным и законным собственником указанной квартиры является истец Дзюба С.А.

Казалось бы, ситуация полностью прояснилась в ходе рассмотрения дела и у судьи нет никаких препятствий для принятия законного решения в пользу истца Дзюбы С.А., с обязанием управляющей организации заключить с ним договор на коммунальное обслуживание его квартиры, собственником которой он является, и который управляющая организация обязана заключить в силу закона.

Но не тут-то было,

Представитель ответчика управляющей организации МУП «СЕЗ» заявила ходатайство о приостановлении рассмотрения данного дела № 2-592/2019 по той причине, что другой человек (с которым у них сейчас подписан заведомо фальшивый договорна коммунальное обслуживание) хочет оспорить факт регистрации права собственности на квартиру истца Дзюбы С.А.

Как не странно, но судья удовлетворила это ходатайство ответчика, несмотря на возражения истца, и 10.09.2019 года вынесла определение о приостановлении рассмотрения данного дела. Истцу Дзюбе С.А. ничего не оставалось, как в установленном порядке обжаловать заведомо неправосудное определение судьи о приостановлении данного дела.

Тут следует отметить, что никакое другое судебное дело, даже по искам третьих лиц, не может повлиять на текущий спор по делу № 2-592/2019 между управляющей организацией и законным собственником квартиры.

Таким образом, это определение ещё не вступило в законную силу, поскольку оно было обжаловано и ждёт своей очереди рассмотрения в Мособлсуде.

Истец со своим представителем внимательно ознакомились с материалами данного дела и точно выяснили, что тут имеются однозначно фальшивые доказательства, которые представитель ответчика приобщила к материалам дела, но также имеются её явные лжесвидетельства под запись в протоколы судебных заседаний.

24.09.2019 года истец письменно заявил судье об обнаружении признаков уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ «Фальсификация доказательств» лицом, участвующим в деле или его представителем.

И в этом своём заявлении истец предложил суду выполнить нормы процессуального законодательства, предусмотренного статьёй 226 ГПК РФ, согласно которым суд может и даже обязан вынести частное определение об обнаружении в действиях стороны ответчика признаков уголовного преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 Уголовного кодекса РФ.

Тем более, что данное преступление является завершенным и полностью доказанным, имеющимися в судебном деле документами.

Суд обязан для соблюдения законности это своё частное определение по ст. 226 ГПК РФ незамедлительно направить в органы дознания или предварительного следствия для принятия мер в соответствии с уголовным законодательством.

Но судья, получив от истца Дзюбы С.А. заявление об обнаруженном им уголовном преступлении, просто промолчала, а потом и вовсе срулила в отпуск. Проигнорировав это заявление истца.

В случае такого вопиющего бездействия судьи истец Дзюба С.А. был вынужден уже обратиться к Председателю Климовского городского суда Синицыну Борису Николаевичу с заявлением о недопустимости волокиты и нарушения судом закона при рассмотрении гражданского дела № 2-592/2019 и потребовал от Председателя суда вынести частное определение по ст.226 ГПК РФ, если это не может (не хочет) сделать судья. И тем самым соблюсти законность, дабы не было со стороны суда укрывательства и пособничества в совершении уголовного преступления в ходе этого судебного дела.

Но председатель Климовского суда Синицын Б.Н., также как и судья по этому делу, своим бездействием, решил оказать содействие представителю ответчика, чтобы скрыть уголовное преступление, которая та совершила, предоставив в судебное дело заведомо фальшивые доказательства. (ст.303 УК РФ)

В результате, не судья, не Председатель Климовского городского суда, до сих пор, не выполнили нормы статьи 226 ГПК РФ, не вынесли частное определение и не направили его в органы следствия, по факту наличия в материалах дела зафиксированного уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, совершенное представителем ответчика МУП «СЕЗ» Климовска.

Читайте также  Продажа автомобиля физическому лицу юридическим лицом НДС

Кстати, председатель этого суда Синицин Б.Н. имеет 12 лет стажа работы в милиции и с 1993 года уже был назначен судьёй. Ему ли не знать, как правильно поступать в случае обнаружения уголовного преступления, а тем более при наличие от пострадавшей стороны письменного заявления об уголовном преступлении.

В Ы В О Д:

Сложно что-то посоветовать в это ситуации стороне судебного дела, пострадавшей не только от уголовного преступления другой недобросовестной стороны, но и от судейского произвола по укрывательству уголовного преступления, предусмотренного ч.1 ст.303 УК РФ, которое было совершено в ходе рассмотрения этого дела.

Разве что, самостоятельно обратиться с соответствующим заявлением в Следственный комитет, ну и конечно к Президенту России В.В. Путину. Даже интересно, что ответят из администрации Президента РФ по этим фактам противоправных действий судей Климовского городского суда, которых он сам лично, как Президент утверждает в должности судей.

Уголовная ответственность за сокрытие имущества или денег для взыскания недоимки: что про это надо знать

Самым неоднозначным налоговым составом, с точки зрения практики применения по праву является статья 199.2 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая ответственность за сокрытие денежных средств или имущества, за счет которых должно было производиться взыскание налогов. Слишком много нюансов при расследовании налоговых преступлений возникает перед следователями: ну, например, что считать этим самым преступным деянием, а что нет, или как быть с дебиторской задолженностью? Это не говоря о прекращении уголовного дела, если ущерб был возмещен.

Как устанавливается факт сокрытия?

Чтобы доказать совершение преступления, конечно, нужны весомые доказательства. В случае с сокрытием налогов все документальные подтверждения факта преступления собираются как оперативниками, так и налоговиками.

Кстати, в некоторых регионах преступления с сокрытием — это чуть ли не половина работы следователя, потому что выявить их проще, чем любой другой состав, т.к. они всегда идут «рука об руку» с налоговыми проверками или с возникновением текущей налоговой задолженности.

Интересно и то, что чаще всего преступления по сокрытию налогов совершаются так: руководитель компании направляет своим контрагентам-дебиторам так называемые распорядительные письма, где просит перечислить денежные средства уже контрагентам-кредиторам. Если срок требования по уплате налога истек или, если расчетные счета компании заблокированы, то следственные органы считают все эти операции между контрагентами преступными.

Получается, что следственные органы однозначно считают дебиторскую задолженность предметом сокрытия несмотря на то, что это имущественное право.

Что является предметом преступления?

Так какое же имущество можно отнести к предмету преступления по статье 199.2 Уголовного кодекса РФ? Прежде всего — это такое имущество, на которое можно обратить взыскание, то есть вернуть.

Например, наличные денежные средства, драгоценные металлы в банках, ценные бумаги, непроизводственные помещения, автомобили, готовая продукция, оборудование и многое другое. Об этом подробно написано в пятом пункте статьи 47 Налогового кодекса РФ.

А вот 38 статья Налогового кодекса РФ уже к имуществу не относит ни имущественные права, ни право требования, поэтому дебиторская задолженность имуществом не считается. Следуя этой логике законодателя, привлекать к уголовной ответственности за сокрытие дебиторской задолженности нельзя.

В свое время данная позиция подтверждалась и судебной практикой, так, Кассационным определением Нижегородского областного суда от 11.12.2009 по делу № 22-6679 суд исключил из обвинения лица осуждение за сокрытие им от взыскания дебиторской задолженности. При этом данный подход существовал еще в регионе длительное время, пока следственные органы совместно с оперативными сотрудниками и прокуратурой не убедили суды в необходимости вернуться к общероссийской практике, признания дебиторской задолженности предметом сокрытия.

Следует отметить, что некоторые ученые отмечают, что подобный подход прежде всего основан на письме Минфина от 19 января 2007 года № 03-02-07/1-15. В данном письме Минфин указал, что ст. 38 Налогового кодекса РФ раскрывает понятие имущества исключительно для целей налогообложения. В свою очередь, налоговое законодательство и Закон об исполнительном производстве не ограничивает полномочия налоговых органов по взысканию налога за счет имущественных прав.

Когда фактически действия по сокрытию не образуют состав преступления

В подавляющем большинстве случаев, сокрытие денежных средств связано именно с необходимостью поддержания работоспособности бизнеса, когда производство нельзя остановить в силу определенных обстоятельств.

Для этого и используются такие схемы как заключение договоров уступки прав требования, создание различных торговых домов, осуществление платежей через кассу организации, а также направление вышеуказанных распорядительных писем. Но в ряде случаев подобные действия не влекут уголовного наказания, речь идет прежде всего о случаях крайней необходимости, когда причинение ущерба неуплатой налогов и сокрытие денежных средств является обязательным и единственно возможным условием полной уплаты его в дальнейшем.

Подобные случи освобождения от уголовной ответственности встречаются довольно часто особенно в регионах Сибири и Дальнего Востока, когда руководители организаций в сфере ЖКХ, а также различных градообразующих предприятий при наличии нерешенных проблем с налоговой идут на различные ухищрения, чтобы обеспечить жилые дома теплом и горячей водой или не останавливают производства, иначе это повлечет тяжелые социальные последствия в виде массовой безработицы, голода или замерзания людей.

Так, приговором Кировского районного суда г. Самары был оправдан руководитель оборонного предприятия. Суд указал, что, осуществляя направление распорядительных писем в адрес контрагентов-дебиторов, руководитель действовал не с целью сокрытия денежных средств, а для того, чтобы выполнить важные для национальной безопасности работы по государственным оборонным заказам, предотвратить возникновение аварии на предприятии с тяжелыми последствиями в виде оставления жилого дома без отопления. Таким образом, руководитель предприятия действовал в состоянии крайней необходимости.

Подобный подход находит свое отражение и в иных решениях судов, например апелляционное постановление Свердловского областного суда от 14 декабря 2017 года по делу № 22-8028/2017, где суд отменил обвинительный приговор руководителю предприятия, которое в своей деятельности использовало производственные объекты IV, III и II класса опасности.

Но кто и когда освобождается от уголовной ответственности за сокрытие налогов?

Сегодня в нашем законодательстве предусмотрено целых четыре альтернативных варианта освобождения от уголовной ответственности за совершение экономических преступлений, туда же относится и сокрытие налогов. Эти условия можно условно разделить по признакам «ущерба», «дохода», «убытков» и «размера».

Что касается статьи 199.2 Уголовного кодекса РФ, то любое из этих условий можно использовать для освобождения от уголовной ответственности. И надо сказать, что самым простым и понятным в данной ситуации является «размер» деяния, потому что сумма сокрытых денежных средств или любого другого имущества и есть главный элемент доказывания по такой категории уголовных дел и поэтому всегда точно и достоверно устанавливается. То есть, чтобы избежать ответственности, нужно доказать, что размер сокрытых активов не образует крупный размер.

Относительно признака «ущерба» необходимо иметь в виду следующее. В отличие от ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации (возмещение которого является одним из условий для освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 198-199.1 УК РФ), законодательного определения ущерба, причиненного государству, не имеется.

По причине отсутствия законодательной регламентации либо иного официального трактования ущерба (методики расчета), причиненного преступлением, предусмотренным статьей 199.2 Уголовного кодекса РФ, в правоприменительной практике и юридической литературе складывается различное понимание определения данного понятия.

Примером, иллюстрирующим неопределенность в этом вопросе, является уголовное дело в отношении руководителя ООО «Сухоложский крановый завод», который умышленно сокрыл денежные средства организации в сумме 26 млн рублей, за счет которых должно было производиться взыскание недоимки по налогам (дело № 1-10/2016).

В суде сторона защиты ходатайствовала о прекращении уголовного преследования, ссылаясь на возмещение ущерба, причиненного государству.

Основывая свои выводы на заключении эксперта, защитник сделал вывод о том, что ущерб государству в результате сокрытия денежных средств заключается в потерях государства от несвоевременного поступления налоговых сумм в бюджет. При этом размер этих потерь должен определяться исходя из процентных ставок по облигациям федерального займа, размещаемых в связи с возникшим дефицитом бюджета.

По экспертному мнению, применение данного метода к определению размера потерь бюджета в виде уплаты процентов по облигациям федерального займа в связи с несвоевременным поступлением денежных средств в виде налогов и, как следствие, необходимостью выпуска государственных облигаций в целях финансирования дефицита бюджета в наибольшей степени подходит в качестве определения ущерба государству по причине несвоевременного поступления платежей по налогам ввиду сокрытия имущества от взыскания недоимки.

В свою очередь, в рассматриваемом случае, по мнению защитника, потери государства исходя из процентных ставок государственных облигаций составили 378,3 тыс. рублей. Далее, по мнению экспертов, данная сумма должна быть уменьшена на размер пеней, начисляемых на сумму налоговой задолженности в соответствии с требованиями налогового законодательства. В результате итоговая сумма ущерба составила 65,2 тыс. рублей как разница между суммой процентов по облигациям федерального займа и суммой пеней, начисленных в соответствии с требованиями налогового законодательства.

Читайте также  Как вызвать ГИБДД с мобильного в Москве

Данная позиция была отвергнута судом в связи с тем, что, по мнению судебного органа, пени, являясь способом обеспечения исполнения налогового законодательства, не влекут уменьшение причиненного государству ущерба.

По мнению суда, ущерб, причиненный государству рассматриваемым деянием, выражается в обесценивании суммы налоговой задолженности за время сокрытия денежных средств от взыскания. При этом размер обесценивания, как следует из позиции экспертов, должен производиться на основании показателей инфляции с учетом изменений индекса потребительских цен. С учетом этого метода исчисления причиненного государству ущерба (размера обесценивания суммы налоговой задолженности) его сумма составила 215,6 тыс. рублей.

Поскольку подсудимым суду были представлены квитанции о перечислении в федеральный бюджет в счет возмещения ущерба 215,6 тыс. рублей и пятикратной суммы причиненного ущерба в размере 1,1 млн рублей, уголовное дело было прекращено на основании части третьей статьи 28.1 УПК РФ и части второй статьи 76.1 УК РФ.

Приведенный пример наглядно показывает отсутствие единого подхода к пониманию сути ущерба, причиненного государству действиями по сокрытию имущества, за счет которого подлежит взысканию налоговая задолженность. Поэтому правоприменители, в том числе суд, вынуждены руководствоваться собственным усмотрением при выборе того или иного метода определения размера причиненного ущерба.

Также на практике зачастую данный ущерб толкуется аналогично ущербу, причиненному бюджетной системе РФ, содержание которого дано в части второй статьи 28.1 УПК РФ применительно к статьям 198 — 199.1 УК РФ. Однако системное толкование частей первой и третьей статьи 28.1, а также частей первой и второй статьи 76.1 УК РФ не дает оснований для признания ущерба, причиненного в результате совершения преступления, предусмотренного статьей 199.2 УК РФ, равным ущербу, причиненному в результате преступных действий, квалифицируемых по статьям 198 — 199.1 УК РФ.

Конституционный суд разделил событие и состав преступления

Конституционный суд разделил событие и состав преступления

Судьи КС сегодня проверили конституционность п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, которая предписывает отказывать в возбуждении уголовного дела или прекращать производство по нему, если нет состава преступления. Дело рассматривалось по жалобе полицейского из Москвы Давида Михайлова. На него было подано заявление о злоупотреблениях, но следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела как раз за отсутствием состава преступления.

Как посчитал Михайлов, это неправильное основание для отказа. Он пожаловался в Останкинский районный суд. По его мнению, отсутствовало само событие преступления (п. 1 ч. 2 ст. 24 УПК). А если следователь отказал в возбуждении дела за отсутствием состава – это может косвенно указывать на совершение проступка.

Останкинский суд, а за ним и Мосгорсуд, отказались удовлетворить жалобу, поскольку судья не вправе давать правовую оценку отказу в возбуждении дела. Судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции и Верховного суда согласились с этой позицией.

Позиция Конституционного суда

Михайлов пожаловался в Конституционный суд, который рассмотрел его дело и вынес постановление. Основываясь на предыдущих решениях, судьи КС подчеркнули: если нет события преступления – то нет и состава. Но одно не тождественно другому.

Когда нет достаточных данных, что лицо совершило общественно опасное деяние, содержащее признаки преступления, то следует отказывать в возбуждении дела именно по причине отсутствия события преступления, указал Конституционный суд. Если же следователь не увидел всех признаков преступления, этот вывод он должен подкрепить достаточным объемом доказательств.

Иное, по мнению КС, приводит к подмене понятий: даже если доказательств недостаточно, фактически может утверждаться, что лицо причастно к общественно опасному деянию. Путаница двух оснований прекращения уголовного дела оставляет сомнения в правомерности поведения человека.

С такими выводами Конституционный суд разрешил обжаловать законность и обоснованность причины отказа в возбуждении уголовного дела.

Что касается дела Давида Михайлова, то оно подлежит пересмотру.

Мнения юристов

Есть большая разница между отсутствием состава преступления и отсутствием события преступления, считает адвокат Ксения Амдур, советник уголовно-правовой и общей практики Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × . Это серьезно влияет на права и законные интересы лица, в отношении которого проводится доследственная проверка. Так, например, если кто-то потребует возместить вред, причиненный действиями такого лица, то сделать это будет проще, если отсутствует состав преступления, и сложнее, если нет самого события преступления.

Когда нет состава преступления, не хватает признаков объективной стороны преступления, что не исключает причастность отдельного человека к конкретному деянию. Если нет события преступления, следователь констатирует, что общественно опасного деяния не было.

Ксения Амдур, Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) Профайл компании ×

Решение КС – это сигнал судебной системе при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК (на отказ в возбуждении уголовного дела, прекращение дела и так далее), считает Ольга Истомина из адвокатской группы «СанктаЛекс». По ее словам, суды вечно указывают, что не могут оценивать или переоценивать обстоятельства дела, углубляясь в их рассмотрение по существу. КС подчеркнул необходимость проверки всех имеющихся в деле фактов хотя бы для того, чтобы верно установить основание для отказа в возбуждении уголовного дела, а это «уже большой плюс», – отмечает Истомина. С ней согласен адвокат АБ «Q&A» Роман Нефедов. По его словам, «фактически КС разрешил судам оценивать на досудебной стадии решения следователя не только по формальным признакам, но и давать оценку фактическим обстоятельствам. Такой подход является струей свежего воздуха, расширяя полномочия судов, установленные ст. 125 УПК».

А вот Денис Саушкин, управляющий партнер АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48 место По выручке Профайл компании × , считает различия между двумя основаниями несущественными с точки зрения привлекаемого. Ведь оба основания реабилитирующие, то есть не возникает судимости и иных негативных последствий.

По его словам, в возбуждении дела отказывают в связи с отсутствием состава – не доказан хотя бы один из обязательных элементов.

Следователи и суды редко обращают внимание на то, отсутствовал ли состав или событие преступления: «Не посадили – ну и радуйся».

Денис Саушкин, АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48 место По выручке Профайл компании ×

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: